Thursday, February 09, 2012

Дзэн-монах и настоятель Антайдзи Мухё Нёльке/ zen monk and Antai-ji abbot Muhō Nölke




Знающий,
что достаточно,
это достаточно,
всегда будет иметь достаточно.
(дзэн-максимы)



Еще осенью прошлого года случайно (опыт показывает, что всё важное в жизни обычно происходит «случайно»), - увидела совершенно потрясшую меня передачу японского NHK World Begin Japanology, из цикла Japanophiles (посвящена живущим в Японии – ояпонившимся, - иностранцам). Немецкий парень отправляется в Японию, становится дзэн-монахом (см. мой NB-фотоальбом с кадрами: Japanophiles - Noelke Muho). Истории о подобных необычных судьбах оказывают на меня действие гипнотическое. Человек понимает, чувствует – где его путь, и отважно пускается в дорогу, хоть на край света.

После этой передачи нагуглила вебсайт храма Антайдзи [upd 2014: Новая версия вебсайта]; почитала книги.
К сожалению, русскоязычный вариант сайта оставляет желать лучшего; "Мой путь в Антайдзи" (Muho Noelke - My Way to Antai-ji) представляет собою, скорее, подстрочник (гугл-транслейтор?).
Вынося в цитатник отрывки, вынуждена была долго и нудно редактировать.

"День в Антайдзи начинается в 3:45 утра.
Во время сэссинов, которые проводятся каждый месяц с 1-го по 5-ое и с 15-го по 17-ое число, после подъема сидят до 21:00 вечера на подушке для медитации. Делаются перерывы только на завтрак и обед.
В остальные дни утренний дзадзэн заканчивается в 6:00, после него следует завтрак и уборка.
В 8:00 начинается работа у монастыря, а вечером сидят ещё два часа."



Главы с рассуждениями о счастье чередуются с рассказом о жизни настоятеля – от первого знакомства с дзадзэн до обучения в храме секты Ринзо...


Времена года в Антай-дзи сменяют друг друга.

"Монастырю принадлежат 50 га земли, на которых растут овощи и рис (наша ежедневная пища) и откуда мы берем древесину для топки. Это значит, что необходимо пахать и сеять весной, трудиться до пота летом, собирать урожай под дождём и в грязи осенью. А зимой выпадает столько снега, что монастырь оказывается отрезаным от внешнего мира..." - рассказывает настоятель.

Рассуждая на такую избитую тему как счастье, сложно сказать что-то незаурядное. Но у Мухо, подкрепленные – проиллюстрированные, – самой историей его необыкновенной жизни, такие рассуждения обретают поучительность и весомость. Кроме того, было очень интересно читать наблюдения автора о жизни в Японии.

Используя статью и книгу Мухо, составила более полную его биографию:

Йенс Олаф Христиан Нёльке (Jens Olaf Christian Nölke) - ныне аббат Мухо, родился в Берлине 1 марта 1968 года (см. статью), рос в Брауншвайге и Тюбингене.

Мухо: «Мой дед по отцу родился в Токио в 1910 году, где мой прадед работал инженером на японском заводе Мицуи. Незадолго до Первой мировой войны семья вместе с японской няней по имени Аса переехала в Германию. После войны никто из них в Японию не вернулся. Прадед умер в войну от туберкулёза; дед вырос вместе со своими братом и сестрой в деревне в Южном Тироле [ныне - немецкоговорящая провинция, расположенная на самом севере Италии]. Воспитание троих детей было на Асе. До самой своей смерти она жила в Альпах, оставив в Японии своего мужа и детей.
Позже мой дед переехал в Берлин, женился там. Его брат остался в Италии, а сестра уехала в Англию. Мой отец родился в Берлине, но вырос, как и дед, в альпийской деревне».

У Мухо есть две сестры, «на 3 и 4 года младше меня».
Мать, врач по профессии, умерла от рака груди, когда мальчику было 7 лет.

В 16 лет Мухо начал посещать занятия группы дзадзэн: «В Берлине я регулярно посещал додзё (dojo), группу дзэн-буддизма».
В университете Берлина изучал культуру Японии, занимался философией и физикой.

«...Зачем впустую тратить время в университете, если можно сразу стать монахом дзэн в японском монастыре? Все меня отговаривали, но никакие аргументы не действовали, пока Хьюберт, учитель, который познакомил меня с дзэн, посоветовал не торопиться: «Получи сначала профессию, чтобы иметь запасной выход, если с дзэн ничего не выйдет. Слишком многие остаются в монастыре только потому, что у них нет другого выбора». Это меня удивило. Я считал, что дзэн-монахи это какие-то суперлюди. То, что кто-то уходит в монастырь потому, что не может найти подходящую работу или не ладит с обществом, выходило за рамки моего понимания. Я решил изучать японский, физику и философию в берлинском университете. Но физику я бросил после преддипломной защиты. Хотя это и был самый простой путь в трудовую жизнь, меня не покидала мечта о жизни «настоящего монаха дзэн»...


«В 1990-м, в 22 года у меня появилась возможность один год провести в университете Киото (Kyoto University). В течение первых трёх месяцев я посещал еженедельные группы дзадзэн в центре Сото Дзэн в Киото (Soto Zen Center, Kyoto), а каждый месяц - в Сонобэ (Sonobe), за городом».

Каникулы 1990-го, июль-август – провел в Сёриндзи (Shorinji), небольшом храме для сэссинов в Сонобэ, недалеко от Киото.

Тогда же услышал о монастыре Антайдзи (Antai-ji), который принадлежит к самой большой ветви японского Дзэн, школе Сото. Монастырь расположен далеко в горах, в 5 км от деревни Кутояма: «Я приехал в Кутояму 30 сентября 1990 года». В Антайдзи Мухо провел тогда полгода. Потом вернулся к университетским занятиям, а
«В 1992 году, через два года после моего первого визита, я снова стучался в дверь монастыря Антайдзи».

В 25 лет, после окончания университета, Мухо вернулся в Антайдзи монахом – став учеником тогдашнего настоятеля Мияуры Синью роси (Miyaura Shinyu Rōshi).

«Весной 1993 года меня посвятил в монашеский сан учитель Мияура роси. Данное мне при этом имя Мухо (Muhō) означает «без направления», «открытый на все стороны». Я сам его выбрал, потому что дзэн-монах живёт подобно рыбе в воде – свободный плыть в любую сторону, везде чувствуя себя в родной стихии».


«Осенью 1995-го, проведя здесь два полных года, я покинул монастырь Антайдзи.
Через несколько дней я был в Киото и стоял на коленях перед воротами монастыря Риндзай Сайфукудзи, который славился царившей там строгостью».

Описание будней в монастыре Риндзай - едва ли не самая впечатляющая часть книги.
"В Сайфукудзи нас во всех смыслах доводили до грани выносимого. [...] Обычно я, баттан (новичок-послушник), обязан был одолеть три миски риса, тогда как старшие монахи кричали: «Ешь быстрее – мы что, должны вечно тебя ждать?». Бывало такое, что приходилось съесть собственную рвоту.
После еды в мои обязанности входила уборка столовой – и при этом съесть всё, упавшее на пол во время поспешной еды: ничего нельзя выбрасывать..." Поломанный в спешке большой палец на ноге, сросшийся неправильно, был виден в телепередаче - настоятель ведь босой.

1996 - год проведен в монастыре Риндзай Сайфукудзи (Rinzai Zen Saifukuji Temple Kyoto).

После выхода из Сайфукудзи – пять недель в горах, «чтобы в одиночестве медитировать и акклиматизироваться. Так, мне пришлось заново учиться контролировать себя. От природы я спокойный и уравновешенный человек, не помню, чтобы у меня когда-то был приступ бешенства. До жизни в Сайфукудзи. Там моя внешняя оболочка вдруг лопнула, и каждое впечатление извне беспрепятственно проникало в меня, - а мои внутренние импульсы выплескивались наружу. После целого года жизни в состоянии наивысшего напряжения мне надо было заново привыкнуть к нормальной жизни с её правилами».

1997 – год провел в монастыре Буссиндзи (Soto Zen Bussinji Temple, буддийская семинария школы Сото).


«Покинув Буссиндзи, я три недели путешествовал. За это время посетил многих дзэн-мастеров и их храмы. Один из них, Кохо Оябу, учитель моего мастера Мияура Синью роси. Оябу был настоятелем Антайдзи с 1975 по 1987 годы».

«В 1994 году (я как раз стал монахом в Антайдзи), когда Оябу жил в Италии уже около семи лет, один врач диагностировал у него рак и сказал, что жить ему осталось полгода. Оябу хотел умереть на родине, на севере основного японского острова. Он отказался от операции и стал питаться только диким коричневым рисом и овощами.
Всю зиму он с утра до вечера только и делал, что катался на лыжах. А когда через полгода всё еще был жив, решил снова занять место священника в монастыре в Вакаяма (Wakayama), на самом юге Японии. Когда я навестил его там, за пивом и сакэ он рассказал мне, что не победил раковую опухоль: «Недавно на обследовании опухоль была видна. Я не стремлюсь побороть её, и она тоже не растёт. Рак и я уживаемся вместе».

После завершения периода ученичества в Антайдзи Мухо получил от своего мастера Мияура передачу Дхармы (сихё, shihō, официальное разрешение учить в качестве мастера дзэн) и стал самостоятельным учителем школы Сото.

«...мы договорились, что я покину Антайдзи в конце августа [2001] - то есть уже через полгода.
Только если мой мастер попросит меня стать настоятелем Антайдзи, я соглашусь.
Последними словами Мияуры были: «Теперь ты идёшь своей дорогой. Надеюсь, у тебя будет много учеников. Об Антайдзи не беспокойся. Возвращайся, когда я умру».

С 13 сентября 2001 года провел несколько месяцев как бездомный; «...я решил разбить свою палатку в парке Осаки. Я устал от раздора за монастырскими стенами и стремился вырваться на свежий воздух... Здесь, в парке, я наконец мог воздать должное собственному имени, Мухо - без направлений, туда, куда ведёт дорога под ногами.»
«В парк меня погнала не столько романтика, сколько финансы. У меня попросту не было денег, чтобы арендовать помещение. Но мне хотелось разделить практику дзадзэн с людьми, в крупном японском городе. В Японии только в редких храмах практикуют дзадзэн. Я предоставлял место, куда люди могли приходить до и после работы, чтобы сидеть».

В течение полугода он вёл группу дзадзэн, когда в феврале 2002 года пришло известие о гибели его учителя Мияуры.

В конце 2001 года Мухо познакомился с Томомо, молодой японкой, которая интересовалась дзадзэн и посещала его занятия в парке Осаки. Они должны были в очередной раз встретиться в день Св. Валентина, но Мухо спешно отправился в Антайдзи, узнав о смерти учителя.
Весной 2002 года Мухо назначили в качестве преемника его мастера IX-м настоятелем Антайдзи; его называют "Дотё-сан" ("docho", дотё – настоятель монастыря).


В 2002 году Мухо женился на Томомо. Вскоре у них родилась дочь Мэгуми (июнь 2003), а «в декабре 2004 года родился сын Хикару».

Мухо – автор книги «Дзадзэн или путь к счастью» (Zazen oder der Weg zum Glück). Перевел книги основателя дзэн-буддизма Догена (Dōgen) и Кодо Саваки (Kōdō Sawaki); книги «Тебе» и «Дзэн - самое большое вранье всех времен и народов».


Насмешил приведенный Мухо диалог (арабы – дзэн-буддисты!):

«Нами иногда интересуется полиция, ведь здесь, в труднодоступных горах, живёт много иностранцев. Чем они занимаются целый день? Жизнь и работа на 50 гектарах земли, с тракторами, бульдозерами и экскаваторами, очевидно, возбуждает подозрение, что мы здесь вооружаемся для атаки на общество. Мне регулярно звонит уполномоченный полиции по борьбе с терроризмом:
- У Вас там, наверху, есть арабы?
- Нет, к сожалению, сейчас арабов нет.
- Какие-нибудь другие азиаты?
- Два японца. Вам нужны их личные данные?
- Нет, спасибо. Сообщите нам, пожалуйста, если появятся арабы!»

См. отрывки в цитатнике

Архивный фотоальбом: Japanophiles - Noelke Muho

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...