Wednesday, June 17, 2009

Жан-Антуан Ватто (Jean-Antoine Watteau) (около 10 октября 1684 - 18 июля 1721)

Посмотрела фильм, после чего в рамках самоообразования захотелось узнать о художнике больше. Одной полной и внятной биографии Ватто на русском языке в Сети найти не удалось – сделала свой конспект-выжимку из фактов, подобранных там и сям.

Жан Антуан Ватто (более известен как Антуан Ватто) (фр. Jean-Antoine Watteau) - был крещен 10 октября 1684 года в маленьком северофранцузском городке Валансьенне (Valenciennes), на границе Фландрии и Франции (точная дата рождения неизвестна).
Его отец Жан Филипп Ватто был кровельщиком и плотником.

Первые уроки живописного ремесла мальчик получил от местного престарелого живописца Жака-Альбера Жерэна (Gérin).

О жизни Ватто мы знаем очень мало, о развитии его творчества трудно судить, так как он не ставил даты на своих картинах.

В 1700 или 1702 Антуан ушел из родного города в Париж, сопровождая театрального художника Метейе. Юноша нанимается в мастерскую на мосту Нотр-Дам, делая копии в популярной фламандской и голландской традиции.

1703 - Антуану повезло познакомиться с Жаном Мариэттом, торговцем картинами и знатоком живописи. В его доме он встретил своего первого настоящего учителя – Клода Жилло (Claude Gillot, 1673 — 1722). У него Ватто учился до 1707 (или 1708).

Жилло писал театральные декорации и привил молодому художнику любовь к театру (commedia dell'arte), которому тот впоследствии посвятил большую часть своего творчества.

Первая самостоятельная картина Ватто написана по мольеровским мотивам – это «Сатира на врачей». Она имеет и второе весьма характерное название, раскрывающее ее содержание: «Что я вам сделал, проклятые убийцы?»

В 1708 году Ватто уходит от Жилло и поступает помощником к другому художнику-декоратору, Клоду Одрану (Claude Audran, 1658—1734). Вместе с учителем Антуан много работает над орнаментальными росписями, приобретая свойственную ему в дальнейшем легкость и точность рисунка. Одновременно он продолжает копировать и изучать произведения старых мастеров. Одран знакомит Ватто с творчеством Питера Пауля Рубенса (Peter Paul Rubens) в Люксембургском дворце в Париже.

Мечтая попасть в Рим, Ватто поступает в Академию художеств. Но в 1709 на конкурсе он получил лишь вторую премию (Prix de Rome), после чего вернулся в Валансьенн, где взял в ученики Жана-Батиста Патера (Jean-Baptiste Pater). Основная тематика, которой Ватто в это время посвящает свои произведения, – военная.

1710 - Ватто возвращается в Париж уже как крупный, творчески зрелый мастер. Художник поселился у торговца рамами и картинами Пьера Сируа, через которого познакомился с Пьером Кроза (Pierre Crozat, 1661 – 1740). Королевский казначей, миллионер и знаток искусств, Кроза всю оставшуюся жизнь Ватто был ему другом и покровителем.

В 1712 Ватто предпринял еще одну попытку получения Prix de Rome, и на этот раз оказался уже слишком хорош: вместо ожидаемой 1-годичной поездки в Рим он был принят в Академию в качестве полноправного члена.

Картина Ватто "Перспектива" (1715): "Вид сквозь деревья в парке Пьера Кроза"

Около 1714 Ватто принял предложение Пьера Кроза поселиться в его новом особняке. Там художник мог наслаждаться созерцанием великолепной коллекции картин, скульптур, рисунков, резных камней, там мог работать, не думая о хлебе насущном.

Одновременно с военной тематикой в творчество Ватто начинают прочно входить темы, связанные с жизнью театра и актеров. Художник сам создает мизансцены, декорации заменяет пейзажным фоном.
Живя у Кроза, художник мог наблюдать театральные постановки на лоне природы, модные в то время в столице развлечения вельмож, концерты, пантомимы, маскарады. Этими впечатлениями навеяны самые поэтические произведения Ватто – «Галантные празднества» (fêtes galantes).

Ватто впервые воссоздал в искусстве мир тончайших душевных состояний, нередко окрашенных иронией и горечью, порожденных ощущением несоответствия мечты и реальности.
Рисунки Ватто выполнены обычно сангиной либо в три цвета (итальянский карандаш, сангина, мел) и свидетельствуют о его острой наблюдательности и глубоком изучении натуры.

В 1717 году Ватто году заканчивает одну из лучших своих картин – «Паломничество на остров Киферу». За нее в том же году он получил от Королевской академии специально для него придуманное звание - «Художник галантных празднеств».

К 1718 году относится еще одна великолепная картина Ватто – «Капризница» (La Boudeuse).

«Кокетки» (Les Coquettes, 1712-1718) - или «Актеры французского театра». Изначально картина называлась «Персонажи в масках», затем «Отправление на бал» или «Возвращение с бала». Томассен Младший, гравировавший картину, дал ей название «Кокетки», поместив под гравюрой небольшое стихотворение, начинающееся со строки:
К свиданиям стремясь,
кокетки все подряд
Мужьям наперекор
на праздники спешат.
Вероятно, по мнению гравера, именно эти строки раскрывают сюжет картины. Надо сказать, что она сильно отличается от других работ Ватто. Многие исследователи видели в них традиционных персонажей комедии дель арте: Коломбину и Розауру, хитрого слугу Скапэна и старика Панталоне. Но все оказывается не так просто. Как пишет И. С. Немилова в своей статье об этой картине, опираясь на различные исследования, одна из девушек, стоящая слева в фантастической чалме и с маской в правой руке — ни кто иной, как госпожа Демар, одна из лучших французских актрис того времени.

В конце 1719 (или в 1720) состояние здоровья Ватто ухудшилось и он едет в Лондон на консультацию к медицинскому светилу, доктору Миду (Dr Richard Mead, 1673 - 1754), кстати, поклоннику таланта живописца. Здесь Ватто снова пишет театр – картину «Итальянские актеры», одну из последних своих театральных композиций. Её купил Мид.
Между тем лечение не помогало - художник сгорал от чахотки. Ватто вернулся в Париж безнадежно больным.

Зная, что скоро умрет, художник словно собрал в последнем напряжении все душевные и физические силы. В последние годы жизни Ватто создал самые значительные свои картины: «Жилль» ("Gilles" или "Pierrot", 1718-1719), «Портрет скульптора Патера», «Вывеску Жерсена» (1720), а также самые лучшие рисунки.

Итальянский искусствовед Г. Фосси писал:
«"Жилль" – одна из самых загадочных картин всей мировой живописи: кто этот юноша в маске, с кукольным взглядом, с висящими, как у марионетки, руками, но живыми, чувствительными ладонями? И что за люди сидят у его ног, на что смотрят они, над чем смеются и чему удивляются, притаившись за поросшим травой пригорком, удаленные таким образом эмоционально от недостижимого манекена, единственной фигуры, на которой останавливается глаз зрителя? А осел? А герма (четырехгранный столб или постамент, завершающийся скульптурной головой или изваянием бюста без головы) фавна, виднеющаяся справа, парадоксальным образом живая, как все скульптуры, изображенные Ватто в сценах "на природе"?»
Главный персонаж произведения — Жиль, французский вариант Пьеро (героя итальянской комедии масок), — неудачник, существо неуклюжее, наивное, будто специально созданное для насмешливой жалости. Он постоянно становится жертвой проделок ловкого Арлекина. Жиль стоит на переднем плане в забавном костюме. Нелепая поза делает его фигуру мешковатой и скованной. Герой смотрит на зрителя с щемящей грустью и какой-то странной серьёзностью. Перед ним — зрители, позади — актёры, но он совершенно одинок. Подлинная душевная тоска отделяет его от людей, ожидающих лёгкого, незамысловатого веселья. Фигура Жиля дана художником с низкой точки зрения (он словно смотрел на свою модель снизу вверх). Так в XVIII в. писали парадные портреты. И это резко противопоставляет Жиля остальным персонажам. Актёр, «некстати» раскрывающий при свете рампы свои подлинные чувства, во многом близок самому живописцу.

Блестящий финал творчества Ватто – «Вывеска Жерсена» (L'Enseigne de Gersaint, 1720), написанная им за год до смерти. По словам самого художника, он создал её, "чтобы избавиться от озноба в пальцах".
Предполагалось, что эта большая картина станет вывеской антикварной лавки, - когда её купили, то разрезали пополам и получилось как бы две картины. Счастливый владелец удостоверил, что «написана она была за неделю, да и то художник работал только по утрам; хрупкое здоровье, или, точнее, слабость не позволяла ему работать дольше».

Близкие друзья пытались помочь безнадежно больному художнику, устроив его в прекрасном доме аббата Харанга (Abbé Haranger) в Ножан-сюр-Марн, близ Парижа.
Там он и умер 18 июля 1721 года в неполных 37 лет.
"Он кончил свою жизнь с кистью в руках, – писал аббат о Ватто. - В последние дни был в полубессознательном состоянии, не мог говорить, а только сжимал в руке воображаемую кисть, рисуя в воздухе картины".

Современники знали и ценили Ватто мало. Вольтер и Дидро называли его пустым светским художником, не способным создать нечто великое. Ватто "редко упоминали современные критики, и то, как правило, с осуждением".

Несмотря на очевидное влияние Ватто на французскую живопись, начиная с его современников и друзей Ланкре и Ж.-Б. Патера, у него никогда не было учеников. Художники середины XVIII в. охотно использовали отдельные мотивы и уроки Ватто (например, Буше — в декоративных, Удри — в театральных сюжетах), однако в целом его художественный мир остался вневременным, неповторимым и индивидуальным.

Ватто принадлежит к числу самых любимых художников в мировой истории искусства. Это не значит, что Ватто был баловнем судьбы, наоборот, он много пережил и перечувствовал, его творчество выдержало довольно длительный период отрицания и забвения. Любовь к нему особенно ценна тем, что заслужена постепенно, подтверждена временем и беспристрастной оценкой требовательных потомков. Нежно любимый друзьями, он был отвергнут в середине XVIII в. официальной художественной критикой за недостаток нравоучительности и героического духа и только сто с лишним лет спустя, благодаря усилиям братьев Гонкур, Бодлера и Верлена, занял подобающее ему место сначала в коллекции Уоллес, затем в Лувре (в 1869 там находилось 8 его картин) и, наконец, в истории искусств.

В 1856 году братья Гонкур (французские писатели-натуралисты Жюль де Гонкур и Эдмон де Гонкур) писали о художнике: «Ватто – великий поэт XVIII века. Шедевры мечты и поэзии, сотворенные его разумом, до краев заполнены необыкновенным жизненным изяществом… Ватто словно вновь возрождает красоту. Однако это не та красота античности, что заключена в совершенстве мраморной Галатеи или материальном воплощении обольстительных Венер, и не средневековое очарование строгости и твердости. На картинах Ватто красота есть красота: это то, что окутывает женщину облаком привлекательности, ее очарование, самая суть физической красоты. Это нечто едва уловимое, что кажется улыбкой черт, душой форм, духовным лицом материи».

В коллекцию Лувра картины переданы по завещанию доктора Луи Леказа в 1869 году.

В 1911 статья в "Британской энциклопедии" указывала, что в живописи Ватто можно найти зачатки Импрессионизма.

В 1984 году в Париже и Лондоне созданы общества Антуана Ватто.

С 2000 в родном городе художника, Валансьенне, начал работу посвященный ему культурный центр.

Когда говорят о “галантных платьях Ватто”, о “складках Ватто" в костюме, то речь идет о моде времен Регентства (Людовик XV) во Франции. За обилие криволинейных очертаний этот стиль назвали рококо. Особо ярко он проявил себя в быту (интерьер, костюм), живописи, скульптуре.
Женщина в костюме рококо напоминала фарфоровую статуэтку, увешанную бесконечными бантами и бантиками. Модным типом женского платья становится контуш, или платье со “складками Ватто”. Это широкая, длинная неотрезная в талии одежда, которую носили без пояса, надевая поверх нижней юбки на каркасе. Контуш был распашным и скреплялся только на груди при помощи лент.

источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7; перевод с английского мой

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...