Monday, June 02, 2008

Бабий Яр, Усыпальница Качковскіхъ/ Babiy Yar, Kachkovsky

В большом городе трудно найти маршруты для уединенных прогулок. Одно из излюбленных мест - роща за Кирилловской церковью, бывшее еврейское кладбище, возникшее в 1891 и закрытое в 1937 году. В безлистные сезоны – зима, поздняя осень – сквозь обнажившиеся деревья просматриваются кое-где остатки могил – плиты, кресты…

Весной и летом Яр буйствует зеленью.

Обычно здесь почти безлюдно - только время от времени экстравагантного вида подростки в чёрном, громко матерясь/=разговаривая, прошагают по безлюдным тропинкам – куда? Оказалось, что поблизости расположены корпуса психиатрической лечебницы, «больницы Павлова», - юные гоблины любят развлекаться в одном из заброшенных недостроев.

*
«Продвигаясь к улице Герцена, мы натыкаемся на масштабный и малоизвестный долгострой прямо среди парка – заброшенные шестиэтажные корпуса какого-то психиатрического института. Неудивительно, что это мрачное и безлюдное место облюбовали столичные сатанисты. Работница расположенного рядом медучреждения [mental hospital], известного в народе под именем «больницы Павлова», сетовала, что подозрительная молодежь регулярно устраивает в руинах ночные оргии.
Здесь же, неподалеку от обители сатанистов, располагается устрашающего вида здание, обнесенное могучей стеной с огромными капитальными заборами, с колючей проволокой, монументальными сторожевыми башнями и прочими средствами интенсивной защиты. Это – знаменитый центр судебно-психиатрической экспертизы, где побывало большинство самых известных маньяков нашей страны.
Спустившись ниже, можно увидеть бюст легендарного доктора Павлова, покрашенный в "кислотный" зеленый цвет – наверное, единственный зеленый памятник в городе. А подальше, за больничными корпусами расположен еще один малоизвестный памятник жертвам трагедии Бабьего Яра – монумент в память о пациентах психиатрической больницы, расстрелянных гитлеровцами в сорок первом году. Кстати, расположенная рядом Кирилловская церковь известна великолепными иконами работы душевнобольного художника Врубеля. По одной из легенд, его Богоматерь была списана с бедной девушки-еврейки и как бы молит о снисхождении для исстрадавшейся местности под именем Бабий Яр».
из статьи

*
Территория больницы, как и положено заведению скорбных духом, производит угнетающее впечатление. Корпуса – с советских времен не ремонтировавшиеся, разваливающиеся…


Видели памятник пациентам психиатрической лечебницы, ставшими первыми жертвами фашистов в Бабьем Яру:

«Первый расстрел произошёл 27 сентября 1941 — были расстреляны 752 пациента психиатрической больницы им. Ивана Павлова, которая находилась в непосредственной близости к оврагу. Точное место расстрела неизвестно».

Теперь здесь – тихо, мирно, на тысячу голосов – птичий гомон, аромат гроздьев душистых - цветущих акаций... А ведь когда-то – и довольно недавно, принимая во внимание стремительно несущееся время, - здесь было «птицы не поют, деревья не растут»... Трудно в это поверить.

*
«Уже совсем недалеко от метро аллеи Бабьего Яра становятся полностью безлюдными — почему-то киевляне не ходят сюда. Трагичная слава этого места накладывает свой отпечаток повсюду. Речь идет о многочисленных памятниках, установленных буквально на каждом шагу. Причем, кажется, киевляне вряд ли смогут перечислить хотя бы половину из них.
Памятники убитым священникам и футболистам, националистам и коммунистам, детям и остарбайтерам. Увы, печальна судьба памятника погибшим в Бабьем Яру цыганам, который, несмотря на все согласования, так и не был установлен.
Есть известные монументы, возле которых в годовщину расстрелов проводятся траурные мероприятия, есть те, о которых знают только краеведы, а есть и такие, смысл которых очень трудно определить. Например, раньше не было трех черных крестов, спаянных из обычных труб, на одном из которых надпись: «И здесь убивали в 1941-м».

Вдоль дороги иногда можно увидеть брошенные могильные плиты — остатки старого еврейского кладбища. В одном месте виден хорошо сохранившийся склеп с элементами готики. Издалека можно увидеть надпись "Усыпальница Качковских", ближе не подойти - упавшее дерево перегородило дорогу, словно шлагбаумом, Человек, сведущий в истории города, несомненно вспомнит о хирурге Петре Эразмовиче Качковском, открывшим хирургическую клинику на современной улице Гончара (тогдашняя Маловладимирская), долго сохранявшую за собой имя основателя. Так, во многих справочниках можно встретить упоминание о том, что смертельно раненного террористом в киевской Опере царского премьера Петра Столыпина привезли в «клинику Качковского». Хотя на самом деле Петр Качковский умер за год до покушения, а клиникой в то время владел доктор медицины Игнатий Маковский».
из статьи

*

Около одной из дорожек Яра расположен «домик» - усыпальница братьев Качковских. Удалось - под слоем росчерков, оставленных молодыми шариковыми - разобрать сохранившиеся надписи:


Приват-доцент Киевского университета,
доктор медицины
Петръ Эразмовичъ Качковскій,
родился 1863 [5 ?] года – умеръ 28 апръля 1909

Студентъ-юристъ
Антонъ Эразмовичъ Качковскій,
1869 – 1898 [? - даты неразборчивы]


Удалось отыскать в Сети кое-какую информацию.

Выпускники Волынской духовной семинарии:

Выпуск тридцать девятый 1861 года - Эразм Георгиевич Качковский

Выпуск пятьдесят пятый 1883 года - Качковский Петр Эразмович

Выпуск шестьдесят первый 1889 года - Качковский Антон Эразмович

*
В старом Киеве есть два сооружения, напоминающие друг друга своей необычностью, вообще присущей архитектурному стилю «модерн». Одно из них, что на улице Гончара, 33, известно многим киевлянам: долгое время там находился Институт гигиены. Другое знают только те, кто прогуливался в роще близ Кирилловской церкви. Монументальный, хоть и полуразрушенный склеп из художественно обработанных бетонных плит – самое крупное из немногочисленных напоминаний о бывшем Кирилловском кладбище. В мощном портале склепа помещена надпись: «Усыпальница Качковскихъ».

Петр Эразмович Качковский, видный киевский хирург, был приват-доцентом университета Св. Владимира. Именно ему принадлежал участок № 33 на Мало-Владимирской улице (ныне ул. Олеся Гончара).
Здесь в 1908 году открыла двери новая хирургическая лечебница доктора Качковского. Архитектор Игнатий Ледоховский создал эффектное, запоминающееся строение (есть даже версия, что к постройке лечебницы причастен сам Владислав Городецкий). Это впечатление усиливается благодаря оригинальному скульптурному оформлению работы Федора Соколова. Интерьеры богато украшены – под стать солидности и состоятельности предполагаемых пациентов.
Но Качковский оперировал не только богачей. Он был консультантом больницы для чернорабочих и хирургического отделения Кирилловских богоугодных заведений, бесплатно оказывал помощь детям в благотворительной амбулатории, лечил заключенных. Пышущего здоровьем доктора знали и любили многие коллеги и жители города.

В апреле 1909 года Качковский рискнул с повышенной температурой поехать в тюрьму, где провел операцию. Вернувшись в свою лечебницу, где была и его квартира, он почувствовал себя совсем худо и слег. Два дня спустя захворавший врач начал жаловаться на боли в паховой области. Коллеги констатировали повышенный лейкоцитоз. Подозрения на грыжу или тифозное заболевание не подтвердились, а больной чувствовал себя все хуже. Собрался консилиум из полутора десятков лучших медиков, которые предположили аппендицит, осложненный тазовым нагноением. Качковского уложили на операционный стол. Сделали разрез в области правой подвздошной впадины с надрезанием брюшины, но патологии там не оказалось. Растерявшиеся врачи наложили швы на брюшину и провели разрез левой подвздошной впадины, однако и там ничего подозрительного не было. На следующий день началась агония, и несчастный хирург скончался.

По желанию родственников Качковского в сосуды тела был влит бальзамирующий раствор формалина, поэтому вскрытие производилось второпях и к однозначным выводам о причине смерти не привело. В протоколе вскрытия записали предположение «о каком-то остром лихорадочном заболевании вроде инфлюэнцы, давшем предрасположение к развитию послеоперационного перитонита». Попросту говоря, человек заболел гриппом, а врачи вообразили у него аппендицит, провели ненужную операцию и в результате вызвали воспаление брюшины и смерть.

Слухи об этом поползли по городу. Киевляне пришли в ужас. Получалось, что любой обыватель, схвативший простуду, может ни с того ни с сего умереть под ножом хирурга. Больные перестали доверять врачам. Коллеги, провожавшие Качковского на кладбище, слышали в свой адрес отчетливые выкрики из похоронной процессии: «Убийцы!» Ажиотаж остыл только после вмешательства авторитетнейшего специалиста, профессора Василия Образцова. Тот был свидетелем болезни и смерти Качковского, сопоставил все факты и связал нагноение в тазобедренной части с последствиями когда-то перенесенной умершим доктором болезни, о чем практически невозможно было догадаться в ходе лечения.

Три года спустя на могиле Петра Качковского устроили склеп, в котором был погребен также его брат – студент Антон Качковский.
Тем временем хирургическая лечебница на Мало-Владимирской, 33 вошла в историю. В сентябре 1911 года там умирал раненный террористом в Киевской опере премьер-министр Столыпин. Но в то время у лечебницы был уже новый владелец – хирург И. Маковский.

А память о несчастном докторе Качковском хранит только усыпальница в Кирилловской роще. К сожалению, теперь подземелье, где покоились братья Качковские, разорено, а в разрушенном интерьере в медальоне с трудом угадывается погрудное изображение распятого Спасителя…
(из статьи)
Склеп состоит из двух глубоких (более 2-х метров) подземных камер и одной надземной комнаты, стены которой повреждены. В полу надземной комнаты пробиты две дыры в подземные камеры. Эти камеры завалены мусором. Склеп имеет изрядные повреждения вандалами.


Поразительно – склеп медицинского светила и его брата - уцелел и после революции, и в войну... А ныне усыпальница (какое печальное, торжественное и красивое слово из прошлого!) безжалостно изгажена вандалами, потомками Клима Чугункина:

«Сюда и приходят повеселиться на Хэллоуин студенты, облюбовав склеп братьев Качковских – богатого и знаменитого киевского хирурга, в чьей клинике пытались спасти смертельно раненого председателя Совета министров Российской империи Петра Столыпина в 1911 году, а также его брата-студента. Гулянье здесь проходит целую неделю с переодеваниями, гаданиями и распитием вина в ожидании появления представителей потустороннего мира. Подростки мало знают об истории места, где собираются. Ходят слухи и о наследнике древнего рода колдунов, который не умер, а впал в летаргический сон, а в один прекрасный день проснулся и ушел. Куда же на самом деле подевались останки Качковских – неизвестно. Теперь в полу склепа две огромные дырки, в нишах для гробов валяются бутылки из-под спиртного, пачки сигарет и презервативы». (из статьи)

upd Не разрушайте усыпальницу Качковских:
«В парке недалеко от Кирилловской церкви есть единственный в нашем районе сохранившийся склеп.
– Этот склеп – усыпальница братьев Качковских, – рассказал «Газете…» Эдуард Фрегер, начальник второго отделения КП «УЗН» Шевченковского района. – Старший брат, Петр Эразмович, был доктором медицины, известным киевским хирургом. <…>
– Во время оккупации города немцы разграбили кладбище и склеп в том числе. Вынесли из него все. Остался лишь остов, который и сохранился до наших дней».

*
...У дороги, в другом месте, обнаружилась старинная могильная плита, на которой можно разобрать надпись:
«Ивану Васильевичу Гулькевичу, родился въ 1804, скончался 16 сентября 1830 года».
Современные неандертальцы добавили и тут своих похабных надписей – не поленились процарапать...

Архивный фотоальбом - Babiy Yar (июнь, 2008)

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...